Собчак - поп-фигура десятилетия (интервью)

15 апреля 2011 / Новости
Поп-фигура десятилетия - интервьюКсения Собчак — главный поп-символ ушедших нулевых.
И не потому, что ее боготворят ошалелые подростки, желающие выбиться в звезды, и даже не потому, что ее ненавидят «за секс» в телевизоре и «за хамство» на людях.

Главное — она воплощает пустой гламурный блеск эпохи и сама же его разоблачает. Она — символ безбашенной свободы эпохи, голой, лишенной какого-либо идейного содержания энергии, направленной на достижение социального успеха, символ презрения к «лохам», у которых этой энергии нет.

Мне кажется, что у нас-то как раз поп-персонажи, которых любит или не любит весь народ, свободны существенно больше — нет вообще никаких культурных границ, ни табу, ни элементарных понятий о хорошем и плохом. Потому что в Америке все-таки достаточно консервативное общество, чувствующее границы политкорректности.
Цитата:
Не согласна. Я могу сказать, что, например, на американском MTV есть «Шоу невест», не вполне аналог «Дома-2», но близко. Среди участников, конечно, есть афроамериканки, есть лесбиянки. Гомосексуальные отношения там показываются в том ключе, что это нормально. У нас этого ни в нашей программе нельзя делать, ни в любой другой программе на центральном канале. Для меня это просто дикость — доказывать, что гомосексуальные отношения — это хорошо… Не то что хорошо, что это — нормально. Но у нас ни один канал не может себе этого позволить.

А во что, как вы думаете, в таком случае верит наша страна? Чем она так уж консервативна и патриархальна?
Цитата:
Я считаю, что наша страна пытается через государственную политику, через православие выработать общую идеологию. Мы только сейчас начинаем что-то такое формировать, что было в СССР и чего не было до последнего времени. И это, на мой взгляд, очень опасно — идеология великой России, «вставшей с колен». Траченый молью труп опять достали из шкафа, и вот опять у нас Америка — враг. Имперский комплекс призван вызывать чувство гордости за нашу страну. Через Олимпиаду, через ФИФА. Лучше уж сначала упасть низко в своих глазах и честно признать: мы — маленькая никчемненькая страна, которая ни на что не претендует. А дальше начать работать так, чтобы стать великой империей. Вот китайцы создали великую экономику. И великий спорт, кстати, тоже.

Слушайте, это, наверное, я виноват. Я вас спровоцировал на звериную серьезность, которая вам самой так ненавистна.
Цитата:
Вы просто задаете вопросы, о которых я часто думаю.

Вам не кажется, что вы впали в банальность, в «либеральную пургу»: свободная Америка, имперские комплексы?..
Цитата:
Я не могу сказать, что я какой-то там крайний либерал…

Надо встать на колени, архаичный народ, Юргенс-Гонтмахер…
Цитата:
Я что — сказала, что надо встать на колени?

Ну не нравятся вам народ и страна…
Цитата:
Нет, народ мне как раз нравится. И страна нравится.


Ценности половым путем не передаются

Что вы помните из середины 1990-х, когда велась травля вашего отца?
Цитата:
Было тяжелое время. Телефон перестал звонить. Было очень много предательств. С папой перестали дружить большое количество людей, в которых он был уверен. Но в момент горя и беды выплывают откуда-то совсем новые люди. Это даже не близкие друзья, иногда просто знакомые, иногда вы всего три раза в жизни виделись, но они вдруг почему-то так помогают и за тебя радеют. А люди, на которых ты по-настоящему рассчитывал, куда-то растворяются.

У вашего отца, как вы говорили, не было большого количества денег. Но наверняка было большое количество людей, которым он помог сделать бизнес, многим он помог сделать карьеру высочайшего уровня, как мы видим. Вы же смогли бы, наверное, прийти и попросить помощи?
Цитата:
Я как-то не пришла. Если бы я пришла, то наверняка не была бы сейчас ведущей «Дома-2» и не ездила бы на корпоративы. У меня доказательство налицо.

А как в команду вашего отца попал Владимир Яковлев, его предавший?
Цитата:
Я не помню, кто его привел. Маме он очень не нравился, но у папы, как всегда, было свое мнение, он, конечно, ни к кому не прислушивался. Но если бы не Яковлев — был бы кто-то другой.

А почему?
Цитата:
Потому что я считаю, что проигрыш выборов в 1996 году — это не проблема предательства Яковлева. Люди разочаровались в определенных ценностях и, как часто бывает, связали их с тем человеком, который в тот момент руководил городом. Был бы не Яковлев, был бы Факовлев.

Вы-то сами разочаровались в ценностях первых демо­кратов или вы, как враг пафоса, никогда всерьез их не воспринимали?
Цитата:
Я как раз всегда их воспринимала очень серьезно. Я считаю, что эти ценности и есть настоящие. Но в то время, когда мы пытались их привить, мы все, всей страной, были к этому не готовы, мы не знали, как это все делается. Люди, которые с истинно благими намерениями пришли к власти, просто не знали, как их реализовывать. Было много ошибок, было много критических моментов. Но лучше, когда ты приходишь с чистыми помыслами и у тебя чего-то не получается, чем когда ты приходишь с мыслями о наживе и у тебя все получается.

А вам не кажется, что вы как носитель ценностей вашего отца и первых демократов — это абсурд?
Цитата:
Ценности половым путем и через кровь не передаются.

Но вы только что признались, что разделяете эти ценности.
Цитата:
Я разделяю их, но не то, что я их носитель. Носитель ценностей — тот, кто несет их в массы. У меня есть своя работа. У меня теория своей жизни и своих маленьких добрых дел. Я же не лезу в большую политику.

А сами-то чего несете?
Цитата:
Я не могу сказать, что я несу какие-то ценности. А какие я ценности несу?

Успеха, умного, но очень дорогого потребления, радикальной свободы, презрения к людям, которые не имеют ваших талантов и успеха…
Цитата:
Почти все правильно. В целом. Это вообще не противоречит либеральным ценностям, как вам кажется?

Нет, капитализму, конечно, не противоречит. Даже не то что не противоречит — это другая стилистика, чем у демократов-романтиков, прагматичная. Вы не думаете, оглядываясь на свою скандальную публичную карьеру, что дискредитируете отца и его дело?
Цитата:
Я часто об этом думаю, но, знаете, я не думаю, что могу дискредитировать его дело. Просто потому, что занимаюсь совсем другим. Внутренне я очень боюсь любой политической активности, хотя, безусловно, это сфера невероятно интересная. Я не вижу, чем я дискредитирую его дело, честно.

Поставьте себя на место многих миллионов людей: пришли демократы-идеалисты — заводы остановились, уважаемые в прошлом люди, ученые, врачи, не получают денег. У массы народа весь мир рушится, у них опускаются руки. И тут выходите вы, красивая, молодая, успешная женщина, которая никогда не теряла работу, не испытывала проблем, связанных с крушением собственного стабильного мира, и говорите: «Ребята, вы — нытики, вы все лохи, каждому по заслугам. Если вы все потеряли и потом ничего не добились — это ваша проб­лема. А не проблема демократов, таких как мой отец, бывших тогда у власти, которые молодцы». Я сейчас формулирую чувства людей, которых вы раздражаете…
Цитата:
Да, понимаю…

Поэтому в их логике весь этот демократический романтизм — обман, а надо было всего лишь, чтобы такие, как вы, имели возможность ходить на тусовки. Я-то знаю, что вы много работаете, но ваша самопрезентация — это красивая стрекоза среди муравьев-лохов…
Цитата:
Я бы не сказала. Да, это было. Лет пять-шесть назад. И опять же, это была не самопрезентация. Тогда это была правда. Когда я много тусовалась. Я действительно тусовалась. Мне было интересно, это было впервые в России…

Да-да, вы ходили на тусовки, а народ бедствовал — такие вот демократические реформы.
Цитата:
Но только и вы поймите меня. Для меня такой связки вообще нет. Для меня это вообще не так. Эта картинка — то, что представляют себе большие массы людей. Но для меня разорванность этой схемы в том, что у меня никогда ничего своего не было и всего я добилась сама, и совершенно этого не стесняюсь. Люди, которые меня не любят, конечно, ворчат: «Ну, конечно, у нее отец — или она наворовала, или он наворовал!» Но я-то знаю, как это было!

Вот я переезжала в Москву: сама, на зеленом джипе «Лексус», который мне подарил мой первый гражданский муж, почти без ничего. Шесть платьев, пять пар брюк, я на ремень копила триста долларов, мне очень хотелось купить ремень у Джанни Версаче. Ну, какой-то бред 18-летней девочки. Я снимаю квартиру, да так, чтобы это было не супердорого, на Фрунзенской набережной, в страшном подъезде со скрипучей дверью. Я должна ездить в институт сама. То, что я в жизни имею, на мой личный субъективный вкус, абсолютно заслуженно. Там были разные эпизоды, там были какие-то мужчины, богатые ухажеры, несостоявшаяся свадьба с мультимиллионером. Это так далеко от моего отца и от той жизни в Питере, скромной и ни с чем таким не связанной, как до Марса. Ну, есть у нас квартира в Питере, ну, тоже, мягко говоря, очень скромная. Я этой связи для себя не замечаю.

Поэтому, когда я говорю, что надо поднимать задницы со стула и куда-то идти работать и что-то начинать делать, я в этом совершенно искренна, я пережила это все и знаю, что это правильно. А люди воспринимают это как некий цинизм, считая, что я от папы все получила. Но это неправда, и поэтому я не принимаю все эти обвинения. Вы понимаете?


Страница: 1 2 3
Категория: Новости | Автор: Severok | Просмотров: 7772
Похожие новости
Ваш комментарий
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)
captcha
Обновить
Введите символы, изображенные на картинке *